Новости

Микрокредит для психбольного: у семьи инвалидов забирают единственное жилье в Новороссийске

Микрокредит для психбольного: у семьи инвалидов забирают единственное жилье в Новороссийске

Семью из четырёх человек, двое из которых – инвалиды 2-ой группы, а одна – престарелая бабушка, собираются выселить из единственного жилья со дня на день.

Сын Елены Гордеевой, Юлиан Радченко, с детства был не таким, как остальные ребята. Соседи приписывали ему аутизм, считали нелюдимым и очень закрытым ребёнком. Но родители, поскольку мальчик не был буйным, списывали всё на характер и не спешили обращаться к врачам.

В 2011 году уже получивший высшее образование Юлиан неудачно упал и ударился головой о бордюр прямо под окнами дома, в котором жил – г. Новороссийск, ул. Новороссийских партизан, 12. С того момента у юноши начала прогрессировать шизофрения, а у его семьи началась чёрная полоса. От соседей, друзей и близких родители Юлиана диагноз утаивали: до последнего у них теплилась надежда на то, что сына удастся вылечить. Частный врач, у которого наблюдался юноша, настоятельно порекомендовал родителям Юлиана, Елене и Алексею, поставить сына на учёт в психдиспансер. И это сыграло одну из ключевых ролей в дальнейших событиях.

2015 год. Юлиан проходит плановый осмотр у психиатра, и его готовят к определению в стационар. Но тут — приступ шизофрении, и парень сбегает из медучреждения. Через несколько дней его нашли и вернули домой. Приступ прошёл, и следующие 4 месяца семья жила в привычном ритме.

В декабре того же года жизнь перевернулась с ног на голову. На имя Юлиана пришла повестка в Октябрьский суд города Краснодара. Так Елена и Алексей и узнали, что их сын на следующий день после осмотра у психиатра подписал договор займа 400 000 рублей и заложил квартиру, оформленную на него бабушкой. Займодавец Татьяна Лукки, директор микрокредитной организации, в которой Юлиан подписал договор займа и залога, выступила в суд с исковым требованием взыскать с должника сумму займа с процентами и пенями (за 4 месяца сумма с 400 000 выросла до 1 300 000 рублей) и переоформить квартиру, заложенную Юлианом, на неё.

Представлять интересы недееспособного сына в суд отправился отец Юлиана, 15 лет проработавший в милиции. Он с женой ещё надеялись, что суд примет решение в их пользу: квартира, в которой проживает семья, является их единственным жильём. В соответствии со ст. 446 ГПК РФ и Постановлением Конституционного суда РФ №11-П, такая жилая недвижимость попадает под имущественный иммунитет, и выселять из неё собственников – незаконно.

Смотрите также:  Tesla Model 3 успешно прошла краш-тест Euro NCAP

Тем не менее, Октябрьский суд г. Краснодара, где, по слухам, у Татьяны Лукки работает сын, выносит определение обязать Юлиана Радченко выплатить 1 300 000 рублей, а также обратить взыскание на квартиру. Естественно, знающий свои законные права Алексей подал апелляцию. Обжалование длилось до декабря 2016 года. Несмотря на то, что определение суда первой инстанции, противоречащее нормам законодательства, ещё не вступило в законную силу, Татьяна Лукки успела переоформить квартиру на себя, а затем перепродала её Юрию Калантаевскому, который, к слову, даже ни разу не приехал посмотреть квартиру, которую покупает, что не может не вызывать подозрений. Юрий Калантаевский же, у которого согласно выписке из ЕГРН за последние 3 года было в собственности более 200 объектов недвижимости, перепродаёт квартиру Екатерине Сухомлиной.

Микрокредит для психбольного: у семьи инвалидов забирают единственное жилье в Новороссийске

Таким образом, семья Радченко документально лишилась квартиры. В надежде восстановить свои нарушенные конституционные права на жильё, Алексей и Елена приняли решение направить встречный иск с требованием признать договор займа и залога недействительным по причине того, что Юлиан, страдающий психическим заболеванием на момент подписания договора, не отдавал отчёта своим действиям.

Суд назначил судебно-психиатрическую экспертизу. Их за время рассмотрения дела было четыре. Все они подтвердили, что, если договор подписывал действительно Юлиан, он делал это неосознанно ввиду своего заболевания. Данные заключения являются веским основанием для признания договора недействительным. Однако, судья отказала в удовлетворении исковых требований. Начался новый этап: апелляция.

— Мы уже пять лет пытаемся доказать, что нас по закону не могут выселить из нашего единственного жилья. Но суды даже не приобщают к материалам дела заключения назначенных ими же судебно-психиатрических экспертиз. Апелляционный суд, в который мы направили жалобу на решение суда первой инстанции, назначил проведение новой экспертизы, уже в Ростове-на-Дону. Но за всё время рассмотрения дела нас даже ни разу не вызвали туда! Как они собираются писать заключение?! – плачет Елена.

Алексей же уверен: Татьяна Лукки, Юрий Калантаевский и Екатерина Сухомлина – поочерёдные новые собственники их квартиры – являются членами определённой группировки лиц, которая путём обмана и злоупотребления доверием изымает имущество у людей низкого социального уровня, неплатёжеспособных и т.д.

Смотрите также:  Скончался бывший гендиректор Сибприбормаша почетный гражданин Бийска Александр Черемисин

— Когда я работал в милиции, и нас отправляли выселять инвалидов из их единственного жилья, я не ходил. Как я потом буду этим людям в глаза смотреть? Получал на работе за это, конечно. Но на такое преступление я пойти не мог. А меня, получается, выселяют, — также не может сдержать слёз мужчина.

Микрокредит для психбольного: у семьи инвалидов забирают единственное жилье в Новороссийске

За время судебных разбирательств Алексей перенёс 2 инсульта. И если с первым он ещё справился, то второй нанёс такой удар по здоровью, что отец Юлиана и сам получил инвалидность 2-ой группы. Передвигаться самостоятельно он уже не может. Представлять интересы сына в суде – тоже: говорить очень сложно.

Перспективы самые безрадужные. К семье Радченко уже приходил судебный пристав Константин Заралиди, сказавший, что у него есть исполнительный лист на выселение.

— Меня хотят определить в дом престарелых. Но я там не выживу, — Алексея снова накрывают рыдания.

Семья Радченко обращалась в полицию, прокуратуру, ОБЭП и другие ведомства в попытках привлечь внимание ответственных органов на, возможно, мошенническую схему по «отжиму» квартир. Но везде отказывали в возбуждении уголовного дела по причине отсутствия состава преступления, а также невозможности установления местонахождения Татьяны Лукии, Юрия Калантаевского и Екатерины Сухомлиной для опроса.

По сути, Алексей, Елена, Юлиан и его престарелая бабушка Татьяна Ивановна до сих пор живут в уже чужой квартире лишь потому, что у Юлиана – психическое заболевание. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Однако пристав уже звонил Елене и говорил, что 9 ноября выселит их из единственного жилья. А рассмотрение апелляции состоится лишь 16 ноября.

— Нам некуда идти. Мы просто не справимся, — рыдает Елена.

Редакция «Блокнот» обращается к читателям с просьбой не оставаться равнодушными к проблеме Юлиана, его родителей и престарелой бабушке. Если вы обладаете какой-то информацией, которую они могут использовать в суде против Татьяны Лукки и Юрия Калантаевского, или если вы можете помочь семье каким-то другим способом, позвоните, пожалуйста, в «Блокнот» по номеру +7(988)310-18-00 или напишите на почту bloknotnovorossiysk@gmail.com.

«Блокнот» же, в свою очередь, продолжит своё журналистское расследование и приложит все усилия для того, чтобы больше никто не попал в такую же ситуацию, в которой оказалась семья Радченко.

Автор: Анастасия Стрельцова

Похожие записи

Добавить комментарий

Back to top button
Close
Close